Специальная межпоколенческая операция

30.11.2022

Сергей ШМИДТ - серия статей

На линиях соприкосновения происходят боевые соприкосновения. О «херсонской ретираде» было известно ещё в сентябре, уж точно – в октябре. «Ремарковщина» на Донбассе стала делом привычным. Никакого серьезного движения к миру или хотя бы к перемирию, скажем прямо, не происходит. Происходит вторая стадия конфликта, о которой писал ещё в марте, когда были надежды на то, что все ограничится первой стадией, надежды на достижение договоренностей и прекращение конфликта. Сампроцитируюсь: «Второй порог – крови проливается столько, что препятствием для остановки кровопролития становится опасение нарваться на вопрос, за что воевали-то, за что столько людей положили? Давайте-ка не в компромиссы играться, а довоевывать до настоящего победного результата!» Привел цитату вовсе не для того, чтобы похвастаться прогностическими способностями, которых у меня нет, а для того, чтобы не повторяться в описании происходящего. Из обнадеживающего – возможно, что не за горами третья стадия, о которой писал уже в апреле, на которой количество жертв и масштабы человеческих страданий достигают таких значений, что мир становится важнее победы для обеих сторон, следовательно из этой стадии возможен-таки выход к миру.

-

В общем, пока в СВО для России и в «великой отечественной» для Украины не происходит ни сдвигов, ни прорывов, позволю себе поделиться накопившимися за этот страшный и драматичный год наблюдениями за разными поколениями российских граждан.

Молодежь после 24 февраля стала совсем другой – какой-то притихшей, потухшей, с опрокинутыми лицами. И это при том, что среди молодых полно поддерживающих СВО. Понимаю, что про поддержку СВО неприятно слышать людям оппозиционных взглядов, но уж поверьте много работающему преподу. Однако, как препод с почти тридцатилетним стажем, не могу не заметить, насколько меньше стало у молодежи привычной самоуверенности, дерзости, обаятельной наглости, подворотно выражаясь, понтов. Все это заменила какая-то растерянность, непонимание, незнание того, как сейчас «правильно», как сейчас «по-молодежному». Уезжать или оставаться? Быть за или быть против? Поддерживать армию своей страны или симпатизировать небратским украинцам? Плюс исчезло внятное понимание, как жить дальше, как выстраивать жизнь – неважно, в России или за ее пределами. Каждый раз после общения с молодыми ощущаю, как все-таки мощно задвинули их, как дезориентировали, перейдя от международно-политического троллинга к «контактной геополитике» (выражение В. Суркова). Иногда мне даже начинает казаться, что СВО это какой-то заговор старшего поколения, с ее помощью старики, завидовавшие молодости молодых, во-первых, отомстили им, во-вторых, продлили актуальность собственного поколения. Теперь нужны ветераны холодной войны, а не квалифицированные потребители-гедонисты, не инста-блогеры с тик-токарями. Какой все-таки резкий контраст в происходящем с эпохой власти молодых, растоптавших старичье – то есть с девяностыми и отчасти с нулевыми. Может, и правда реализовался старпёрческий заговор, а мы этого не поняли? Еще раз: я никогда в жизни не видел такой потухшей, такой притихшей молодежи, как сейчас.

И при этом – вот парадокс – я не припоминаю, чтобы старичьё относилось к молодежи с таким… уважением. У тыловых Z-воинов от пятидесяти и старше, особенно из начальства, регулярно проскакивают мотивы уважения к 20-25-летним, кладущим свои жизни на алтарь возвращения величия России. И даже понимание того, что эти новые воины-герои выросли на «человеке-пауке», а не на историях про русских богатырей, по поводу чего историки зачем-то плакались Путину на встрече с ним. Герои СВО это та самая молодежь, не заставшая мир без интернета и гаджетов, много раз руганная старшаками за то, что жизни настоящей не знает. Там в окопах, в грязи, под хаймерсами – на херсонщине и Донбассе – она узнала такое, что сами старшаки видели только в кино. И, надо отдать должное старшим, многие из них признают это, понимают это и относятся к молодым без обычного высокомерия. То есть какое-то межпоколенческое примирение старших с младшими наметилось.

Выступая этим летом на вручении дипломов, я от собственного имени и от лица своих сверстников попросил у студентов-выпускников прощения за то, что нам не удалось оставить им мир, в котором было бы меньше насилия и лицемерия, а было бы больше свободы и возможностей для самореализации. Скажу прямо: выступление не всем понравилось из «старшего поколения». Впрочем, будет еще время на все эти темы «поколенчески» порефлексировать. Пока просто наброски-наблюдения.

Ранее от Сергея Шмидта по теме:

Сергей ШМИДТ - серия статей

Серия статей Сергея Шмидта

Знак беды — знак вопроса

Видит бог, я из тех мелких жуликов от гуманитаристики, прячущихся под якобы солидной вывеской «политолог», что совершенно не стесняются полного провала своей аналитики и прогнозов. В моей «политологической» жизни таких суперпровалов было два и 2022-й год один из них. Моя годичной давности уверенность в том, что никакого перевода отношений России с Украиной в формат – в очередной раз воспользуюсь красивым словосочетанием от Владислава Суркова – «контактной геополитики» не будет, и мои сарказмы в адрес тех, кто допускал такой вариант развития событий, были настолько безальтернативными, что у меня сегодня просто не поднимается рука ставить ссылки на то, что я писал в конце прошлого года и в начале нынешнего (уходящего). Не хочу заметать свои ошибки под ковер, я совершенно не стесняюсь своих ошибок, просто все оказалось настолько другим, чем мне казалось год назад, что позволю себе просто не выставлять лишний раз на всеобщее обозрение свидетельства своего фиаско.

 
Специальная межпоколенческая операция

На линиях соприкосновения происходят боевые соприкосновения. О «херсонской ретираде» было известно ещё в сентябре, уж точно – в октябре. «Ремарковщина» на Донбассе стала делом привычным. Никакого серьезного движения к миру или хотя бы к перемирию, скажем прямо, не происходит. Происходит вторая стадия конфликта, о которой писал ещё в марте, когда были надежды на то, что все ограничится первой стадией, надежды на достижение договоренностей и прекращение конфликта. Сампроцитируюсь: «Второй порог – крови проливается столько, что препятствием для остановки кровопролития становится опасение нарваться на вопрос, за что воевали-то, за что столько людей положили? Давайте-ка не в компромиссы играться, а довоевывать до настоящего победного результата!» Привел цитату вовсе не для того, чтобы похвастаться прогностическими способностями, которых у меня нет, а для того, чтобы не повторяться в описании происходящего. Из обнадеживающего – возможно, что не за горами третья стадия, о которой писал уже в апреле, на которой количество жертв и масштабы человеческих страданий достигают таких значений, что мир становится важнее победы для обеих сторон, следовательно из этой стадии возможен-таки выход к миру.

 
Вооруженное государство на историческом марше

Верховный «валдайствовал» три часа сорок минут, в очередной раз посрамив велеречивых вещунов-диагностов, уже не первый год сообщающих, что здоровья у Верховного совсем не осталось. Если исходить из предположения, что человек, обладающий чувством юмора, в принципе не может быть отнесен к людям, у которых поехала крыша, приходится признать, что «свежий Путин» испортил настроение и мазохистам из секты БДСП («бункерный дед совсем плох»). Пара-тройка отпущенных шуточек – про то, что он не представляет себя Хрущевым, да и про знаменитый авторский мем «они сдохнут – мы попадем в рай» – были вполне добротного качества. «Поехавшие» так шутить не умеют.

 
Конец прекрасной эпохи

Есть и злая ирония, и какая-то одновременно тонкая и высшая справедливость, когда всякий позволивший себе втянуться в чрезмерно ожесточенную политическую борьбу, не испытывающий ни снисходительности, ни жалости к врагам, «получает по бошке» не от поражения, а от победы своей стороны. Есть своя справедливость в том, что «фанаты девяностых», считавшие в свое время допустимым во имя открывшихся тогда преимуществ закрывать глаза как на откровенные безобразия эпохи, так и на страдания тех, кому преимуществ не хватило, «получили по гордыне» не от страшных коммунистов девяностых и даже не от тех, кто поддерживал тоже пугавшего их Евгения Примакова, а от прямого политического наследника своего возлюбленного Ельцина, ради воцарения которого в Кремле они сделали так много в 1999-2000 гг. Есть своя справедливость в том, что сторонники замечательных путинских нулевых и уже не таких замечательных, но все-таки замечательных путинских десятых – всегда настаивал и буду настаивать, что в перспективе ценностей простой обывательской жизни Россия прожила в это время двадцать лучших лет в своей истории – получили катастрофу своей «прекрасной эпохи» не от либералов, не от политической эмиграции, нет от враждебного Запада и не от сверхвраждебной Украины, а от самого Путина.

 
В августе падения Цезаря ждать…

В России давным-давно сложился миф об августе. Миф о том, что в августе у нас происходит что-то неожиданно-поворотное. Поэтому все, кому хочется «черного лебедя» и стремительных перемен, ждут августа, как месяца-мессию, как избавления, как глотка свежей воды. Чего уж, есть и такая традиция в России: в августе падения Цезаря ждать. Ну а мечтающим о… «превращении империалистической войны в гражданскую», так сам бог велел искать в календаре последний месяц лета.



 

О жизни в Китае рассказ

Видеосюжеты
Сергей Шмидт: Срок