Как победить в необъявленной войне?

31.01.2022

Сергей ШМИДТ - серия статей

Разгар и угар гибридной третьей мировой продолжается. Одна радость – сохраняется возможность фиксировать разнообразные уникальности. Международно-политическая движуха подбрасывает.

-

Вот уже второй месяц можно наблюдать уникальное явление полнейшей «экспертной растерянности», спровоцированной ведущими игроками мировой политики. Никто ничего толком не понимает. Патриотически замечу, что в конкурсе на лучшую «нелинейную дипломатию» наша сторона уверенно лидирует, но партнёры, играющие в «войну России и Украины» (в войну, которой не будет) с азартом, уступающим, быть может, украинскому, но точно не уступающим, а, по-моему, превосходящим азарт российский, тоже стараются.

Напомню, что Россия, почитаемая в блоке НАТО за агрессора, выкатила блоку НАТО, почитаемому в России за агрессивный, некие ультимативные требования, составившие целый букет необычностей.

Во-первых, в классической дипломатии принято предъявлять требования в профессиональном дипломатическом кругу, проводить переговоры, а уже потом делиться с широкой общественностью информацией о том, что получилось, и, если это уместно, о том, чего, собственно, хотели. Здесь с хотелками сначала познакомили общественность, пригласив к обсуждению профессионалов уже после, а не до. Я таких приколов в истории международных отношений не припоминаю, по крайней мере, со времен ранних большевиков, объявивших, что заканчивают с секретной дипломатией навсегда. Могли себе позволить поэкспериментировать с моралью во внешней политике, до секретных протоколов к пакту Молотова-Риббентропа оставалось еще много времени.

Во-вторых, российские документы определили как ультимативные, по своей решительной тональности они действительно напоминают ультиматум, но в них отсутствует важнейший элемент ультиматума – формулировка того, что последует, если требования не будут выполнены. Выражаясь цитатами из советского фильма, часть «Дяденька, дай денег» имеется. А часть «А то плюну – у меня сифилис» отсутствует.

В-третьих, заявлены требования, которые не будут выполнены никогда, об этом знают все, начиная с тех, кто требует.

То, как посланный мяч был отбит партнёрами, тоже не лишено оригинальности. Американская сторона предоставила затребованный Россией письменный ответ на то, что у нас называется не ультиматумом, а «российскими предложениями по гарантиями безопасности», но попросила его не публиковать. Тётушка Псаки объяснила это тем, что такие документы являются частью дипломатического процесса, ими не принято трясти на потеху публики. В этом пункте мы, как консерваторы и блюстители этикета, тётушку понимаем и поддерживаем. Непонятно только, зачем госсекретарь Блинкен пересказал содержание ответа, не порадовав, впрочем, ничем оригинальным. Он сказал ровно то, что всеми ожидалось: США ответили «нет» и будут продолжать переговоры.

Зачем продолжать переговоры, если ответили «нет»? Это нормальный вопрос нормальных людей, но у дипломатии свои законы, там ни «да», ни «нет» не означают ни привычного «да», ни привычного «нет».

При этом мы наблюдаем действительно уникальный уровень истерии вокруг надвигающейся войны России с Украиной. Этой войны не будет по многим причинам, из которых назову главную, которую называют реже всего. Россия не будет ее начинать, потому что в принципе ничего хорошего не может получить от такой войны – ни от победы в ней, ни, тем более, от поражения. Уровень реальной военной опасности со стороны НАТО ни уменьшится, ни увеличится от того, что Украина будет захвачена. Более того, он как был никаким, таким и останется, по той простой причине, что ядерные державы не воюют друг с другом. А вот всякие санкции и необходимость удерживать под своим контролем многомиллионную страну, минимум наполовину враждебно настроенную, это петля на собственной шее. Ну и так далее.

В общем, войны не будет, а про то, что она будет, сильные мира рассказывают нам в каких-то собственных целях, увы, не до конца понятно в каких.

Реальных интриги, собственно, три.

1. Что будет дальше в плане переговоров, от которых никто не отказывается, хотя все сказали друг другу решительные «нет» и «не потерпим»? Нет сомнений в том, что у сторон есть сценарии движения после этих стопроцентно предсказуемых отрицательных ответов. Наступающий завтра февраль – это месяц, в котором вместо войны мы получим хоть какое-то понимание, что это за сценарии.

2. Как стороны будут объявлять себя победителями в необъявленной войне? Ситуации, когда обе стороны объявляли себя победителями в реальных войнах, в истории имели место. Иран и Ирак объявили себя победителями по итогам ирано-иракской войны. Обе стороны в гражданской войне в Корее сообщили о том, что победили. Советско-финская война закончилась в своё время для населения обоих стран «победами».

Но вот победа в войне, которой не было – это относительно новый, вполне мюнхгаузеновский сюжет. Могу предположить, что Запад заявит о том, что своей жесткой позицией спас Украину от нашествия путинских полчищ (орд). А Россия заявит, что своей жесткой позицией усадила четыре буквы НАТО, прежде посылавшие её на три буквы, за стол переговоров и вынудила буквы уступить в каком-нибудь из важных ракетных вопросов.

3. Ну и главная интрига. Каким внешнеполитическим успехом действующая власть будет доводить до кипения свой рейтинг к выборам 2024 года? Что будет новым «Крымнашем»? Сюжет с «необъявленной войной» был явно не про это. Слишком рано ещё. Не путайте, товарищи зрители, хедлайнеров нашего фестиваля с разогревающими группами!

Сергей ШМИДТ - серия статей

Серия статей Сергея Шмидта

Что это было?

Сейчас никто не знает, что будет. Я настаиваю, что вообще никто. Любые уверенные прогнозные сценарии это просто трёп. Ради бога, не сочтите эту фразу покушением на право каждого интересоваться любым трёпом и право верить в любой трёп, в который комфортно верить. Я же пока предпочту каталогизацию наиболее интересных интерпретаций «февральской революции в мировой политике» – то есть, разъяснений не того, что будет, а того, что было (24 февраля).

 
Оправдания для Путина

Обвинений в адрес Верховного и без меня насчитают штук сто, не меньше, а гипотетических оправданий его я вижу три. Сразу замечу, что простейшие, извините за выражение, «геополитические» оправдания – типа завоевать-присоединить побольше курортно-плодородных земель, которые холодной северной стране завсегда пригодятся – я в уме держу, но в общий список включать не буду.

 
Возвращение к статусу СВО

Начну, пусть с очень абстрактного, но с крайне неприятного. С логики динамики войны, вообще - любой войны в истории человечества. Есть в «войне как таковой» три принципиально важных, сдерживающе-удерживающих в одну сторону и подталкивающе-выталкивающих в другую сторону коллективно-психологических барьера или черты. Первый это принцип «мир важнее войны». Когда конфликтующие стороны, навострив оружие, все-таки опасаются пролить первую кровь, интуитивно догадываясь или отчетливо понимая, что потом процесс будет уже не остановить, воронка эскалации потом будет затягивать в себя всех и всё подряд с ужасающим свистом и хрустом. После переступания этой черты (взятия этого барьера) есть какое-то время и дистанция до второй черты, логика которой – «победа важнее мира». Это период, когда ещё можно остановиться, договориться, разойтись, потому что после второго барьера исчезнет желание мира. При любом напоминании о мире будет возникать отторжение-негодование, мол, за что уже столько крови пролили – своей и чужой – вы что хотите, чтобы это всё пустяшным оказалось? Нет уж, теперь воюем до победы, до абсолютной победы. Ну и где-то впереди, на непонятно какой дистанции от этой второй черты, маячит третья черта, логика которой – «мир важнее победы». Однако, когда только-только перешагнули вторую черту, действительно непонятно, сколько времени, сил, человеческих жизней и всяческих разрушений отделяет от неё.

 
Потерявши голову, по головам не плачут

Сразу скажу, что никаких серьезных и обоснованных прогнозов в этом тексте нет, да и быть не может. После 24 февраля я предпочитаю воздерживаться не только от прогнозов, но даже от предчувствий, которые никакой ответственностью не обременяют. Честно скажу, что у меня нет никакого предметного представления о том, как именно стороны – подчеркну, что все стороны, а не только Россия – будут выбираться из той пропасти, в которую они устремились.

Но этакий «квази-постмодернистский» трёп про прогнозы я все-таки выдам.

 
Продолжение Путина другими средствами

Пребывая в месячном бане от благословенного фейсбука – то есть, не имея возможности ни писать посты, ни оставлять комментарии, ни даже лайкать – я получил прекрасную возможность (за которую искренне благодарен цензурно-строгому фейсбучному руководству) наблюдать со стороны за бурнокипением разных фейсбучных фракций «говорящего класса». Тем, кто внутри, быть может, не видно, поэтому сообщу в первую очередь для них, что примерно девяносто процентов всех коммуникаций в неувядающем жанре споров и ссор (быть может, 99 процентов) сводится к бесконечному обмену репликами, упреками, колкостями и оскорблениями между всего двумя риторическими позициями. Первая – нет войне и поджигателю её Путину! Вторая – почему вы, противники этой войны, не были против войны, когда гибли дети, женщины и старики Донбасса? Товарищи участники бурнокипения фейсбучных говн, вы не поверите, но это действительно практически всё, что вы производите!

 

История Оксаны Костиной, художественная гимнастика

Видеосюжеты
Сергей Шмидт: Срок