Думы о Думе: 10 лет спустя

31.08.2021

Сергей ШМИДТ - серия статей

Студент, учившийся у меня десять лет назад, прислал сканы своих конспектов моих лекций по политологии, читанных весной 2011-го года. 2011-й тоже был годом думских выборов, и я рассуждал на одной из лекций о двух на них самых больших проблемах партии действующей власти – «Единой России». Во-первых, «Единая Россия» всем надоела (сказано 10 лет назад). Во-вторых, «Единая Россия» не может позволить себе самую интересную для избирателей политтехнологическую игру – борьбу с каким-нибудь «врагом». А ты попробуй заинтересуй избирателя и замани его на участки без «зигфридовой» борьбы с каким-нибудь «драконом». Без врага и его мочилова, с одной так называемой «позитивной повесткой», нет будоражащей интриги, нет увлекательного сюжета. У КПРФ, например, есть огромное преимущество на полях выборных сражений – у нее есть «враг». Не уверен, правда, что КПРФ умеет так уж толково этим «врагом» пользоваться.

-

Прошло десять лет. Могу повторить оба тезиса про слабые места «Единой России» – надоела и вынуждена действовать на выборах без образа врага. В самом деле, не с Америкой же ей на выборах сражаться? Во-первых, война с Америкой это тема Верховного главнокомандующего. Путинские соколы-фельдмаршалы – Лавров и Шойгу – на топовых местах в списке «Единой России», но дела это не меняет. Поэтому Лавров в лучшем случае отмазывает Сталина от западных очернителей, а Шойгу вообще вынужден возводить города-миллионники в сибирской тайге. Америка и НАТО это работа Путина, а не партии Путина на выборах.

К ставшей неизменной паре слабостей «Единой России» за эти 10 лет добавилось еще повышение пенсионного возраста. Судя по тому, что в той или иной степени подконтрольным Кремлю КПРФ и «Справедливой России» разрешили давать несбыточное обещание вернуть возраст выхода на пенсию к советским показателям, тема эта не признана властью совсем уж критической, но атмосферы вокруг «Единой России» она не озонирует это точно.

Правда на все три болезненных места есть у «Единой России» три эффективных пластыря – сам Путин, административный ресурс на местах и большие медиа («государственный телевизор»). Поэтому ничего катастрофического на сентябрьских выборах партии действующей власти не грозит, пусть и думских мандатов она получит меньше, чем в 2016 году.

Если собственные лекции по политологии из весны десятилетней давности мне помог освежить в памяти бывший студент, то свои краткосрочные прогнозы осени 2011-го года (выборы в Думу тогда были в декабре) я прекрасно помню и, что особенно интересно, могу повторить один в один в отношении выборов, которые произойдут через три недели.

После выборов нас ожидает «пир победителей». Все объявят себя победителями. «Единая Россия» – потому что она получит большинство мандатов. Сейчас сохраняется интрига, будет ли это простое большинство или конституционное (интрига так себе – вместе с верными союзниками типа «Справедливой России» и ЛДПР, а также с ситуационным союзником КПРФ это не имеет значения), но насчет большинства сомневаются разве что совсем отлетевшие навальнисты. Коммунисты объявят себя победителями, потому что получат мест больше, чем в предыдущей Думе. ЛДПР объявит себя победительницей, потому что каждый избирательный сезон ей предрекают падение в связи с дряхлением Жириновского, а Жириновскому и его партии всё как с гуся вода. «Справедливая Россия» объявит себя победительницей, потому что социология опять показывала ее балансирование на грани пятипроцентного барьера. Если в Думу попадет какая-нибудь пятая партия (поговаривают, что чудо может случиться с «Новыми людьми», про «Яблоко» в этом смысле позабыли), то она не будет нуждаться в подсказках, как ей выставить себя победительницей.

Подчеркну: ровно это я говорил 10 лет назад и готов повторить слово в слово и сейчас. Это к вопросу о том, насколько далеко продвинулась политика в России – а ведь 10 лет назад, во время Болотной площади казалось, что она далеко продвинется.

10 лет назад прогнозы сбылись – думаю, что и сейчас сбудутся – однако тогда же случилось и то, что мало кто ожидал, я вот точно не прогнозировал. Речь о помянутой Болотной площади, действительно массовых протестах, направленных на делегитимизацию итогов тогдашних выборов. Я, кстати, полагаю, что Болотная площадь зимой 2011-2012 гг. и сбитый «Боинг» летом 2014 года – это самые серьезные вызовы, с которыми сталкивался путинский режим в минувшее десятилетие, каждый из них нёс реальную угрозу его обрушения или сноса. Все остальное для этого режима было мелочами и шелухой.

Ключевая интрига выборов 17-19 сентября – не предпримет ли оппозиция (на которую в этом году обрушились полноценные репрессии) попытки делегитимизировать их результаты? Никакой особой подготовки к этому мы не видим. Впрочем, ее не было и в 2011 году. Александр Кынев, «мелкий бес оппозиционной политологии», обрисовал примерные черты того, как делегитимизация может произойти на уровне коллективной психологии. Люди, с одной стороны, будут знать, что «Единая Россия», как партия, не получила и половины голосов, с другой стороны, они узнают, что у «Единой России» большинство в Думе (за счет одномандатников), и это взорвет им мозг. Может быть. Мне кажется, что мозг у людей взрывается только тогда, когда в нем агитационными методами поджигают запал. Будет он поджигаться или нет, мы узнаем всего через три недели.

Сергей ШМИДТ - серия статей

Серия статей Сергея Шмидта

Возвращение к статусу СВО

Начну, пусть с очень абстрактного, но с крайне неприятного. С логики динамики войны, вообще - любой войны в истории человечества. Есть в «войне как таковой» три принципиально важных, сдерживающе-удерживающих в одну сторону и подталкивающе-выталкивающих в другую сторону коллективно-психологических барьера или черты. Первый это принцип «мир важнее войны». Когда конфликтующие стороны, навострив оружие, все-таки опасаются пролить первую кровь, интуитивно догадываясь или отчетливо понимая, что потом процесс будет уже не остановить, воронка эскалации потом будет затягивать в себя всех и всё подряд с ужасающим свистом и хрустом. После переступания этой черты (взятия этого барьера) есть какое-то время и дистанция до второй черты, логика которой – «победа важнее мира». Это период, когда ещё можно остановиться, договориться, разойтись, потому что после второго барьера исчезнет желание мира. При любом напоминании о мире будет возникать отторжение-негодование, мол, за что уже столько крови пролили – своей и чужой – вы что хотите, чтобы это всё пустяшным оказалось? Нет уж, теперь воюем до победы, до абсолютной победы. Ну и где-то впереди, на непонятно какой дистанции от этой второй черты, маячит третья черта, логика которой – «мир важнее победы». Однако, когда только-только перешагнули вторую черту, действительно непонятно, сколько времени, сил, человеческих жизней и всяческих разрушений отделяет от неё.

 
Потерявши голову, по головам не плачут

Сразу скажу, что никаких серьезных и обоснованных прогнозов в этом тексте нет, да и быть не может. После 24 февраля я предпочитаю воздерживаться не только от прогнозов, но даже от предчувствий, которые никакой ответственностью не обременяют. Честно скажу, что у меня нет никакого предметного представления о том, как именно стороны – подчеркну, что все стороны, а не только Россия – будут выбираться из той пропасти, в которую они устремились.

Но этакий «квази-постмодернистский» трёп про прогнозы я все-таки выдам.

 
Продолжение Путина другими средствами

Пребывая в месячном бане от благословенного фейсбука – то есть, не имея возможности ни писать посты, ни оставлять комментарии, ни даже лайкать – я получил прекрасную возможность (за которую искренне благодарен цензурно-строгому фейсбучному руководству) наблюдать со стороны за бурнокипением разных фейсбучных фракций «говорящего класса». Тем, кто внутри, быть может, не видно, поэтому сообщу в первую очередь для них, что примерно девяносто процентов всех коммуникаций в неувядающем жанре споров и ссор (быть может, 99 процентов) сводится к бесконечному обмену репликами, упреками, колкостями и оскорблениями между всего двумя риторическими позициями. Первая – нет войне и поджигателю её Путину! Вторая – почему вы, противники этой войны, не были против войны, когда гибли дети, женщины и старики Донбасса? Товарищи участники бурнокипения фейсбучных говн, вы не поверите, но это действительно практически всё, что вы производите!

 
Как победить в необъявленной войне?

Разгар и угар гибридной третьей мировой продолжается. Одна радость – сохраняется возможность фиксировать разнообразные уникальности. Международно-политическая движуха подбрасывает.

 
Необъявленная война, постмодернистский лоялизм и другие домашние животные.

История с очередной войной России и Украины, которой в очередной раз не случилось, на этот раз слегка удивила меня какой-то прежде не наблюдавшейся сплочённой уверенностью либеральных спикеров в том, что война будет. Любимый телеканал «Дождь», обычно занимающийся контрпропагандистской пропагандой или пропагандистской контрпропагандой, в вопросе войны с Украиной, на мой взгляд, отметился банальной пропагандой: мол, каток путинской машины агрессии остановить невозможно, война неизбежна. И это при том, что не было ни одного вменяемого комментатора, который не утверждал бы, что никакой войны быть не может – она не нужна ни одной из сторон – мы имеем дело с банальными медиаполитическими разводками, смысл которых действительно не до конца ясен и может быть предметом экспертного обсуждения, но не более того. На всякий случай оговорюсь, что война, конечно, возможна из-за провокации или недоразумения, но по этим причинам война возможна между любыми государствами в мире и называть каким-то совсем уж особым случаем отношения России и Украины я бы не стал.

 

Видеосюжеты
Сергей Шмидт: Срок